Вальтрауд Ленер выставка VALIE EXPORT

Опубликовано: 05.03.2007

Открылась выставка ВАЛИ ЭКСПОРТ – классика и феминистки, шокировавшие Австрию в далеких 60-х.

Вальтрауд Ленер родилась на родине Гитлера, в Линце, в 1940-м. Серьезно искусством стала заниматься в начале 60-х, рисовала автопортреты и тогда же придумала псевдоним-логотип ВАЛИ ЭКСПОРТ (он может писаться только заглавными буквами). Она скандально прославилась в 1967-м перформансом «Tapp – und Tast Kino», снятым на кинопленку, – раздевшись по пояс, напялила на себя картонный ящик, в котором на месте грудей были прорезаны дырки, пошла по венскому Рингу и предлагала всем себя трогать.

Для тогда провинциальной католической Австрии, только оправлявшейся от нацизма, войны и оккупации, это было слишком, но девушку в клешеных джинсах и в ящике на голове – запомнили.

Потом она подстригала маникюрными ножницами лобок своему бой-френду («Резка», 1967), снимала несимпатичного обрюзгшего мужика, боксирующего со своим отражением в зеркале («Разделенный экран – солипсизм», 1968), и истерически ворочалась на снежном пятачке, окруженном колючей проволокой, а за колючкой в снегу было протоптано слово «мужчина» («Механические телодвижения», 1972), а также водила своего парня, раздетого догола, на поводке по улицам разных европейских городов.

И это было гениально в смысле уместности: в конце 60-х по-настоящему прогрессивное человечество устраивало сексуальную революцию, боролось за права всех на все, бредило от тяжелого марксистско-фрейдистского коктейля и мечтало об абсолютном счастье.

Потом наступило похмелье.

VALIE EXPORT на протяжение сорока лет участвовала в самых важных выставках, удостаивалась почетнейших премий и государственных наград, до ухода на пенсию много лет была профессором мультимедийных искусств и перформанса в берлинской Высшей школе искусств и в кельнской Академии художеств. Постепенно произведения Вальтрауд теряли юную ожесточенность, хотя ее продолжали включать в разряд «Angry Women», многочисленных и не всегда заслуживающих внимания валькирий феминистического искусства. Она начала транспортировать свои идеи в область более скучную, но, возможно, не менее продуктивную – занялась антропометрическими штудиями на тему того, что такое человеческое тело. Оно ведь и абсолютно личная собственность, и геометрическая конфигурация, и что-то, продающееся на рынке.

Сейчас смотреть на ранние работы художницы – почти то же самое, как пойти в Третьяковку и любоваться на «Боярыню Морозову» Сурикова.

То, чем она занималась сорок лет назад, уже покрылось благородной патиной. Но факт остается: она придумала очень многое. В том числе через длительный период времени не без нее до России наконец докатилась идея о «телесности» и «гендерности», ставшая у нас популярной в половине 90-х. Газета.Ru