Новости

Граждане Австрии повторно выбирают президента

04.12.2016

«Зальцбург» одержал победу над «Альтах» 4:1

03.12.2016

Ученые из Вены доказали место «стадного инстинкта»

02.12.2016

Австрийские генетики нашли ключ к лечению аутизма

01.12.2016

В Австрии продали старейшую камеру Nikon

01.12.2016

Норберт Хофер призвал признать Крым российским

01.12.2016

В Австрии выпущен 20-тыс. Mercedes-Benz G-Class

01.12.2016

Жительница Австрии убила семью и покончила с собой

01.12.2016

В Питцтале проходит этап Кубка Европы по сноуборду

01.12.2016

Заседание ОПЕК пройдет в Вене 25 мая 2017 года

30.11.2016

Архив новостей
<Dezember 2016 
SoMoDiMiDoFrSa
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Подписка на новости
Русская Австрия Русский форум в Австрии
Подписка на видео
Парикмахер в Вене
Рекомендуем
Образование
Рекомендуем
КВН в Австрии
Каталог
Погода в Австрии
Вена


Зальцбург


Инсбрук


Курсы валют
Чешская валюта: //-//
Английская валюта: //-//
Доллар: //-//
Евро: //-//
Архитектурное бюро
Финансы в Австрии
Рекомендуем
Фестивали и конкурсы

Международный фестиваль «Почувствуй Россию 2016»

Международный фестиваль "Венский звездопад 2016"

Международный фестиваль "Венский звездопад 2015"

Международный фестиваль "Венский звездопад 2014/2"

Международный фестиваль "Венский звездопад 2014/1"

Международный фестиваль в Вене "Fest Art Vienna 2013"

Международный фестиваль "Венский звездопад 2013"

Международный фестиваль "Волшебные мосты Европы"

Еврейский фестиваль в Вене "Jewish Street Festival 2012"

Международный фестиваль "Созвездие Вены 2011"

Международный форум в Вене "Музыкальное исполнительство и педагогика 2011" (видео)

Каталог
Гороскоп
Loading...
Праздники Австрии
Праздники Австрии
Время
Радио

Австрийская газета взяла интервью у А.Г.Лукашенко

Опубликовано: 13.07.2009

Пресс-служба президента Республики Беларусь

В интервью австрийской газете “Die Presse” 6 июля, текст которого был опубликован сегодня, Александр Лукашенко дал понять, что в противоречиях между Москвой и Минском виноват Кремль. Западу же он пообещал “долго помнить” оказанную финансовую помощь. Глава государства также заявил, что в Беларуси нет диктатуры, а сам он не готовит своего младшего сына в преемники.

”Die Presse“. За послевоенное время много произошло в мире. И особенно в последние 20 лет. Активно идет процесс глобализации в мире, расширение различных блоков. В экономическом плане особенно заметно влияние глобализации. В каком-то смысле Беларусь немного себя отгораживала от этого процесса, хотя в экономическом плане всё больше участвует в нем. Что для Вас означает независимость именно в таком, глобализованном мире?

Лукашенко А.Г. Суверенитет и независимость – вещи неразрывные. Понятно, что суверенитет означает, что у нас, у белорусов, у белорусского государства, есть клочок земли, территория, и наше государство обладает правом принимать решения и действовать на этой территории, исходя из интересов этого государства и белорусского народа. Что касается нашей независимости, то с учётом всех реалий, о которых Вы сказали, это способность и возможность принимать решения в интересах нашего белорусского народа вне зависимости от других государств. Опять же насколько это возможно. Да, действительно, процессы глобализации, если хотите, несколько нивелируют в традиционном смысле слова само понятие независимости. Потому что в процессе этой экономической глобализации возникают колоссальные транснациональные корпорации, которые , естественно, распространяют своё действие на многие территории многих государств . И они уже не могут управляться с территории какого-то одного государства. Эти транснациональные корпорации уже в какой-то степени диктуют свои условия и подчиняют своим интересам интересы других государств. От этого никуда не денешься.

Точно так и в политической сфере происходят процессы глобализации. Вы правильно сказали о союзах, которые возникают. И от этого процесса тоже не отмахнёшься. Даже самые крупные государства планеты , такие, какими являются Соединённые Штаты Америки, Китай и другие, они не могут отмахнуться от глобальных политических процессов, они вынуждены с ними считаться. Поэтому эти процессы существенно влияют на суверенитет, независимость государств , влияют на экономику. Скажу откровенно – не всегда положительно.

Возьмите такое явление процесса глобализации, как Европейский союз. Я очень хорошо знаю и согласен с позицией австрийского народа, Австрии в отношении ЕС. Тут единство в оценке того, как принимаются решения в Европейском союзе. Насколько они эффективны? Всё-таки австрийцы – это люди конкретные, они привыкли, чтобы не было волокиты, чтобы меньше было бюрократизма и так далее. Но посмотрите: многие процессы в Евросоюзе забюрократизированы до того, что уже начинают интересы государств (а у Австрии есть свои интересы) как-то нивелироваться, их подминают общие европейские интересы. И это не всегда находит понимание у руководства и у народов отдельных государств, которые входят в европейскую семью.

”Die Presse“. Вы говорили, что Беларусь готова участвовать, в принципе, потенциально, в новых союзах. Вот Австрия – она при этом отдала некую долю суверенитета. Когда входишь в блок, добровольно отказываешься от чего-то. Где для Беларуси грань этой доли?

Лукашенко А.Г. Да, суверенитет – это не икона, на которую надо молиться. Это естественно. Но мы не можем потерять управляемость государства. И вы тоже не можете потерять управляемость своего государства.

Во-вторых, по большому счёту, мы не можем не соблюсти интересы нашего государства и нашего народа. И если мы будем долю, часть своих прав и суверенитета отдавать каким-то союзным органам, то мы должны понимать и исходить из того, что это не принесёт ухудшения в сравнении с нынешним состоянием в экономике, в социально-политической жизни государства. Что это будет улучшение. В противном случае , во имя чего мы эти тогда союзы создаём? Поэтому , вот если так, экспромтом говорить , – то вот эта грань.

Мы должны чётко видеть наши интересы. Вступая в союз и передавая часть своих полномочий наднациональным органам, мы должны понимать, что это на пользу нашему народу и нашему государству.

И, в-третьих, мы становимся, допустим, союзом Австрии, Германии, ещё каких-то государств, Польши, к примеру, или России . Союз этот должен быть равноправным. То есть в данном случае, если мы поступаемся какой-то долей суверенитета, то и эти государства должны поступиться определённой частью, точно такой же частью своего суверенитета. Это тоже очень важно. Это всё определяет грань и ту степень, до которой мы можем двигаться в данном направлении.

” Die Presse “. Вы территориально, географически расположены очень удачно, как мне кажется, но сложилось так, что вы находитесь между огромными странами или блоками. И поэтому с этой позиции, конечно, вас ”обхаживают“ с обеих сторон. Можно, наверное, так сказать, что ”обхаживают“, потому что вы – важная страна. Какой блок, какой из этих ”монстров“ более адекватно себя ведёт в этом процессе?

Лукашенко А.Г. Вы знаете, жизнь нельзя рисовать одними красками – черными, белыми или ещё какими-то. Жизнь гораздо богаче , и палитра красок значительна. Поэтому бывает по-разному. Бывает, что по какому-то вопросу мы с Российской Федерацией занимаем однозначно единую позицию. С Европейским союзом в последнее время вырисовывается очень много вопросов, по которым мы должны сотрудничать. При этом Россия иногда, может быть в силу того, что не получает достаточно информации (может мы и сами в этом повинны, надо всё таки с союзником сотрудничать так, чтобы не было каких-то недоразумений, недомолвок) слишком болезненно некоторые вопросы воспринимает, у нас порой появляется недопонимание этих процессов. Пример тому – болезненная реакция Российской Федерации на ”Восточное партнёрство“. Хоставить условия вроде: ”Вы там демократизируйте страну“. Расскажите, как демократизировать? Где тот стандарт? Может в Австрии, может в Германии, ещё где-то? Где тот стандарт, по которому мы должны демократизироваться в Беларуси? Для каждой страны свой стандарт. И мы настолько, в вашем понимании, будем демократизироваться, насколько это в интересах нашего народа. Это во-первых. А во-вторых, я не вижу большой разницы между демократией в Беларуси и Европе. Вот Вы не первый рЂя мы не единожды говорили о том, что ”Восточное партнёрство“ для нас – это не дружба против России. Нам Россию никто не заменит, и об этом мы откровенно говорим. Даже Европе Россию никто не заменит в определённой степени. Да, Европейский союз более свободен в этом плане. У него больше аргументов , чтобы разговаривать с Российской Федерацией о сотрудничестве. Но, тем не менее, энергоресурсы – основа экономики – оттуда , из Российской Федерации.

Мы в ”Восточном партнёрстве“ сегодня, и это не значит, что это против России. С другой стороны, ”Восточное партнёрство“ – оно нам очень выгодно. Европейцы предлагают нам очень выгодное сотрудничество. Почти половина нашего товарооборота – в Европейском союзе. У нас положительное сальдо в торговле с Европой, у нас под боком в Европейском союзе очень технологичная экономика. И у нас есть к чему стремиться, есть хороший пример. Мы с ними сотрудничаем. Там кредитные ресурсы, которыми мы всё в большей и большей степени начинаем пользоваться. Ну и вообще, это же наши соседи, мы обязаны с ними общаться. И это выгодно для наших людей.

Не всё, правда, получается. Допустим, визовые проблемы, дороговизна виз. Не знаю, кому это выгодно? Притом, наполовину стоимость выше, чем для украинцев и россиян. И сами европейцы, вот представители Еврокомиссии у меня были, они говорят: ”Это ненормально“. В этом отношении сегодня идёт работа.

Так что по-разному бывает. Где-то Европейский союз предлагает лучшие направления сотрудничества, где-то Российская Федерация, где-то Россия начинает нас поджимать, как я уже сказал, не понимая некоторых процессов, где-то Европейский союз начинает диктовать, если можно так выразиться, о�еня знает, он просто посмеётся над подобной информацией, которая выходит в Москве. Наверное, их это очень волнует. Я вам уже говорил, что Россия не знает, что здесь происходит. Их это не интересует. Они занимаются своими проблемами. Вот где-то что-то услышали и сразу: ”Ага, Международный валютный фонд дал кредит Беларуси...“ Ну так и спасибо МВФ. Он, кстати, предложил кредит на более выгодных условиях, чем Россия. Так что, мы от этого отказаться должны?

В России этого не ожидали. Думали, что если они не дадут, то никто нам не поможет, и мы тут рухнем, обвалимся. Знаете, даже если бы никто и не дал этих кредитов, не обвалилась бы наша экономика, выжили бы, не из такой ситуации выходили. Но, если нам помогают люди, почему мы от этого должны отказываться? И по�ыто о том, что Богом нам предопределено жить между этими гигантами, выполняя роль моста между Европейским союзом и Россией. И выполнять роль моста мы обязаны, потому что таково наше положение. И, что там греха таить, это экономически выгодно. Потому что транзит – это определённая часть доходов нашего государства, пусть не самая большая, но это очень важно. Это и политическое, это и какое-то экономическое влияние, какие-то рычаги. Поэтому отказаться от этой роли мы не можем, согласитесь. Это объективно. Так предначертано нам. А коль мы не можем от этого отказаться, мы будем жить в этих условиях. Мы вынуждены будем проводить м равноправных началах и на единстве целей. Вы это сами обозначили. Что Вы имеете в виду ?

Лукашенко А.Г. Это классическая формула. Если бы Вы со мной строили союз, мы бы, конечно, определяли цели и договаривались о равноправии. Это классика. Никаких союзов не может быть построено, если нет целей, если нет равноправия.

”Die Presse“. Эти предпосылки для Союзного государства с Россией ещё есть?

Лукашенко А.Г. На 100 процентов. Скажу откровенно: не в сфере объективного лежат наши противоречия. Это исключительно, как многие в России сегодня уже говорят, субъективный вопрос. И он связан с политикой и позицией российского руководства. Вот в чём субъективизм.

”Die Presse“. История с кредитом, молочный скандал... Насколько отношения испорчены? На долгий срок? Или можно их восстановить?

Лукашенко А.Г. У нас уровень отношений нормпределённые условия нам. Я в данном случае не даю оц￷у и ”чохом“. Мы не пошли этим путём. Ведь что потом ? Делить, стрелять, расстреливать и прочее , и прочее? Мы этим путём не пошли. Мы пошли путём точечной приватизации. Вы – инвестор, у вас есть деньги, вы хотите у нас купить какую-то долю какого-то предприятия или предприятие целиком . Приходите, будем вести переговоры.

”Die Presse“. Какие условия Международного валютного фонда Вы считаете разумными, чтобы их выполнить?

Лукашенко А.Г. Все условия разумные. И почему мы быстро договорились? Потому что у нас этот процесс уже идёт. И если МВФ хотел бы, чтобы мы органы, которые занимаются приватизацией (а такие же есть, может , они несколько разрознены были) объединили в агентство – никаких проблем. Может , это даже и лучше, что будет определённый центр, куда будет стекаться вся информация . И этот центр будет вам подсказывать: какие предприятия к приватизации, их цена, какие переговоры, какие условия приватизации. Что тут плохого? Мы соберём это в единый центр. Ну что тут такого особенного от нас потребовал МВФ?

Давление на бизнес, Вы говорите. В любой стране есть определённые требования к бизнесу, но у н�льный. Ну, были эти ”молочные“ войны. Сейчас этого нет. Мы быстро это исправили. Потому что у нас хорошие рычаги и хорошие каналы сотрудничества. Отойди в сторонку – и жизнь сама всё поправит. Поэтому у нас нет чего-то трагического в наших отношениях. Абсолютно нет. Мы можем в течение одного месяца, ну , до конца этого года решить все проблемы . И даже те проблемы, которые мы не решали, но они для нас стратегические.

”Die Presse“. Вы думаете на данный момент, что отношения с Россией лучше, чем с Евросоюзом, но ведь и там нелегко?

Лукашенко А.Г. Знаете, и там нелегко, и там. Но с Россией мы ведь прошли определённый путь. И потом, у нас ведь база отношений очень приличная. В экономике у нас очень серьёзная кооперация. Почти 10 миллионов человек на предприятиях работают в России, которые поставляют нам комплектующие. То есть мы им где-то даём работу. А здесь у нас финишное, высокотехнологичное пр�сли вы считаете, что это должно быть условием, хорошо, пусть будет так. В связи с этим: ”Пожалуйста, освободите...“ Я на это имею право по Конституции.

Для того, чтобы как-то продвинуться в этом направлении, чтобы это не было каким-то препятствием и завалом в череде других, амнистируя людей, мы амнистировали и их. Это способствовало продвижению отношений. Но это не потому, что мы где-то ошиблись. Это, повторюсь, у нас не политические заключённые, которых по требованию Европы мы освободили. Нет. Хотела Европа этого? Это для нас в каком-то моральном отношении немножко чувствительно, а так это ни ка кого значения практически не имело. И мы понимали, что если это улучшит наши отношения с Европой, – на это надо идти. Поэтому я на это и пошёл. Исходя из прагматизма. Вот и всё. А это обычные люди, которые совершили уголовные преступления. У нас это доказано. У нас есть аудио -, видеосъёмки всего этого, и это публично происходило на улицах Минска.

”Die Presse“. Сейчас вы получили кредит от Международного валютного фонда. И тут же это связывается с какими-то условиями, в том числе ослаблением давления на бизнес, с необходимостью создать Агентство по приватизации и так далее. Движение в сторону открытия экономики или либерализации экономики. Как Вы к этому относитесь?

Лукашенко А.Г. Нормально отношусь. Всё это былоас они не чрезмерны и не больше, чем у вас в Австрии или в Германии. Абсолютно не больше. Это неверно подавалось в средствах массовой информации. Поэтому, если нам говорят, что надо ослабить давление на бизнес, я отвечу: ”Да Господь с вами, куда больше?“ Сейчас кризис такой, что вовсе не до давления. Лишь бы работали хоть как-то и реализовали свою продукцию.

”Die Presse“. Кризис вас заставляет ускорить процесс приватизации или пересмотреть программу приватизации?

Лукашенко А.Г. Нет. Это не имеет никакого отношения к кризису. Мы акционировали свои предприятия, практически все, ещё до кризиса. Акционированы предприятия . Вот акции. Хотите купить – приходите , покупайте, если договоримся. Поэтому Вы не думайте, что мы в связи с кризисом готовы кому-то там – европейцам, американцам, россиянам – отдать всё, что попросят. Нет. Так , как мы жёстко относились к вопросам приватизации, так мы и относимся. Но если порядочный инвестор приходит… Допустим, у нас были телекоммуникационные компании ”Бест“, Velcom . Очень чувствительная сфера, очень доходная, прибыльная. Нам предложили хорошие условия. Мы приняли решение о продаже этих компаний и выиграли. Если бы мы после начала кризиса это сделали, когда фондовый рынок упал, это было бы в два раза дешевле.

То есть мы же не сдерживали эти процессы. Так и не сдерживаем другие процессы. Но главное, чтобы мы договорились, чтобы это было в интересах нашего государства и народа. Если это не в интересах государства и народа, мы на приватизацию не пойдём. Должно ведь в итоге быть лучше, чем сейчас. В бюджет должно больше средств поступить, на улицу люди не должны выбрасываться, они должны иметь гарантии.

Бизнес должен быть ответственным за социальные проекты. Мы всегда ставим ряд условий. Их примерно 20-25. И тот, кто готов соблюдать эти условия (а они не нами выдуманы, эти условия, это и в Австрии есть, и в Германии) и платит нормальную цену – милости просим, приходите.

”Die Presse“. Мировой валютный фонд увеличил кредит – 3,5 миллиарда в общей сложности получается. В Москве такой шум вокруг этого поднялся: Запад покупает Беларусь! Прямо такие заголовки в газетах. Как Вы к этому относитесь?

Лукашенко А.Г. Беларусь не продаётся. На то я и Президент. И тот, кто м в Беларуси. Да, может быть, европейцы хотят, чтобы у нас был процесс приватизац� не получал в тюрьме. Как тут понять: с одной стороны Вы много делаете сигналов, например, к сближению с Европой, но потом появляется вот такое? Сложно разбираться...

Лукашенко А.Г. А почему Вы слушаете то, что сказал Зельцер? Почему Вы в это верите?.. Вы говорите, не корреспондируется это с тем, что мы делаем. Нарушил он наш закон? Нарушил. Он признал это. Он получил определённый срок по определённой статье. Он сравнивает КГБ с гестапо? Из гестапо никто не выходил. А он вышел здоровым и менее зависимым от наркоты. Он ведь употреблял наркотические средства. Но это мотивировал тем, что у него слабое здоровье.

Мы разрешили ему употреблять то, что он употреблял, то, что ему врачи его привезут, которых он попросит. Мы любого западного дипломата, особенно американцев, беспрепятственно к нему до�отом выЂём точечной приватизации. Вы – инвестор, у вас есть деньги, вы хотите у нас купить какую-то долю какого-то предприятия или предприятие целиком . Приходите, будем вести переговоры.

”Die Presse“. Какие условия Международного валютного фонда Вы считаете разумными, чтобы их выполнить?

Лукашенко А.Г. Все условия разумные. И почему мы быстро договорились? Потому что у нас этот процесс уже идёт. И если МВФ хотел бы, чтобы мы органы, которые занимаются приватизацией (а такие же есть, может , они несколько разрознены были) объединили в агентство – никаких проблем. Может , это даже и лучше, что будет определённый центр, куда будет стекаться вся информация . И этот центр будет вам подсказывать: какие предприятия к приватизации, их цена, какие переговоры, какие условия приватизации. Что тут плохого? Мы соберём это в единый центр. Ну что тут такого особенного от нас потребовал МВФ?

Давление на бизнес, Вы говорите. В любой стране есть определённые требования к бизнесу, но у нас они не чрезмерны и не больше, чем у вас в Австрии или в Германии. Абсолютно не больше. Это неверно подавалось в средствах массовой информации. Поэтому, если нам говорят, что надо ослабить давление на бизнес, я отвечу: ”Да Господь с вами, куда больше?“ Сейчас кризис такой, что вовсе не до давления. Лишь бы работали хоть как-то и реализовали свою продукцию.

”Die Presse“. Кризис вас заставляет ускорить процесс приватизации или пересмотреть программу приватизации?

Лукашенко А.Г. Нет. Это не имеет никакого отношения к кризису. Мы акционировали свои предприятия, практически все, ещё до кризиса. Акционированы предприятия . Вот акции. Хотите купить – приходите , покупайте, если договоримся. Поэтому Вы не думайте, что мы в связи с кризисом готовы кому-то там – европейцам, американцам, россиянам – отдать всё, что попросят. Нет. Так , как мы жёстко относились к вопросам приватизации, так мы и относимся. Но если порядочный инвестор приходит… Допустим, у нас были телекоммуникационные компании ”Бест“, Velcom . Очень чувствительная сфера, очень доходная, прибыльная. Нам предложили хорошие условия. Мы приняли решение о продаже этих компаний и выиграли. Если бы мы после начала кризиса это сделали, когда фондовый рынок упал, это было бы в два раза дешевле.

То есть мы же не сдерживали эти процессы. Так и не сдерживаем другие процессы. Но главное, чтобы мы договорились, чтобы это было в интересах нашего государства и народа. Если это не в интересах государства и народа, мы на приватизацию не пойдём. Должно ведь в итоге быть лучше, чем сейчас. В бюджет должно больше средств поступить, на улицу люди не должны выбрасываться, они должны иметь гарантии.

Бизнес должен быть ответственным за социальные проекты. Мы всегда ставим ряд условий. Их примерно 20-25. И тот, кто готов соблюдать эти условия (а они не нами выдуманы, эти условия, это и в Австрии есть, и в Германии) и платит нормальную цену – милости просим, приходите.

”Die Presse“. Мировой валютный фонд увеличил кредит – 3,5 миллиарда в общей сложности получается. В Москве такой шум вокруг этого поднялся: Запад покупает Беларусь! Прямо такие заголовки в газетах. Как Вы к этому относитесь?

Лукашенко А.Г. Беларусь не продаётся. На то я и Президент. И тот, кто меня знает, он просто посмеётся над подобной информацией, которая выходит в Москве. Наверное, их это очень волнует. Я вам уже говорил, что Россия не знает, что здесь происходит. Их это не интересует. Они занимаются своими проблемами. Вот где-то что-то услышали и сразу: ”Ага, Международный валютный фонд дал кредит Беларуси...“ Ну так и спасибо МВФ. Он, кстати, предложил кредит на более выгодных условиях, чем Россия. Так что, мы от этого отказаться должны?

В России этого не ожидали. Думали, что если они не дадут, то никто нам не поможет, и мы тут рухнем, обвалимся. Знаете, даже если бы никто и не дал этих кредитов, не обвалилась бы наша экономика, выжили бы, не из такой ситуации выходили. Но, если нам помогают люди, почему мы от этого должны отказываться? И по�ыто о том, что Богом нам предопределено жить между этими гигантами, выполняя роль моста между Европейским союзом и Россией. И выполнять роль моста мы обязаны, потому что таково наше положение. И, что там греха таить, это экономически выгодно. Потому что транзит – это определённая часть доходов нашего государства, пусть не самая большая, но это очень важно. Это и политическое, это и какое-то экономическое влияние, какие-то рычаги. Поэтому отказаться от этой роли мы не можем, согласитесь. Это объективно. Так предначертано нам. А коль мы не можем от этого отказаться, мы будем жить в этих условиях. Мы вынуждены будем проводить многовекторную политику, строя свои добрые отношения с Европейским союзом и с Российской Федерацией.

Да, Вы правы, когда говорите о том, что мы попадаем, как в жернова, между ними. Это действительно так. Судьба наша такая. И там сосед, и здесь сосед. И мы вынуждены с ними поддерживать нормальные отношения. Бывает, действительно страна попадает как бы ”на разрыв“. Ну так, на то и руководство в стране, которое обязано как-то балансировать ситуацию и эти отношения. Поэтому мы не видим другого пути, как пытаться удержаться здесь и выполнить роль связующего звена между Европой и Россией.

”Die Presse“. Европа вас включила в ”Восточное партнёрство“. Что Вы с этим связываете, какой эффект Вы от этого ожидаете?

Лукашенко А.Г. Я только что сказал о главном: мы не дружим тут против кого-то. Вот некоторые критикуют: ”Лукашенко развернулся на Запад“. Нет. Если на Востоке у нас выстроены отношения, они понятны, то на европейском направлении , исходя из многовекторности нашей политики , у нас не всё было в порядке. И не мы тому виной.

В последнее время Европейский союз протягивает нам руку, предлагает нам сотрудничество . Почему мы должны отказываться ? Один из факторов – это ”Восточное партнёрство“. Давайте не будем торопиться, ещё не известно, к чему приведёт это сотрудничество. Это все понимают. Но если кто-то думает, что мы хотим там получить какие-то от этого дивиденды, деньги получить, – это глупости. Нам не деньги нужны, нам надо открытое и равноправное сотрудничество. Чтобы наши товары не блокировались по пути в Европейский союз. Мы готовы адекватно отвечать. И даже больше того. Кредиты, технолочему вдруг в России это так, как Вы говорите, воспринимается? Ну почему? Мне это не понятно. Ведь они же пользовались кредитами МВФ. И сейчас заявки подают. На будущий год дефицит, говорят, бюджета будет большой. Они не прочь бы и позаимствовать где-то денежные средства. Почему нам это запрещено?

Тем более, когда Россия, пообещав 2 млрд долларов кредита, своё обещание не выполнила.

Я буду долго помнить как Президент, вот эту помощь Международного валютного фонда, Запада, помощь нашему государству. И буду убеждать свой народ, чтобы они это оценили по достоинству.

”Die Presse“. И долго помнить, что Россия так себя вела с предоставлением кредита?

Лукашенко А.Г. Это не забывается. Тем более, знаете, надо быть обязательным. Не можешь – скажи: ”Не могу в силу таких-то причин“. Можешь (знаю, что могут), договорились – надо свято исполнять свои обещания.

”Die Presse“. Кризис все страны заставляет задуматься: что было в последние годы, как строилась экономика? Допустим, Германия, они думают: ”Вот мы так сильно зависим от экспорта, это сильно бьёт по нам“. Австрия думает: ”Мы пошли в восточные страны так мощно с банками, что действительно поставило под угрозу нашу экономику или, может быть, опасность преувеличена?“. Россия, к примеру, зависит от продаж энергоносителей. Какой момент в Беларуси, внутренний фактор, добавляется к этим внешним влияниям ? Как сейчас кризис сказывается на экономике? Есть ли внутренняя предрасположенность к возникновению кризиса?

Лукашенко А.Г. Внутренняя подоплёка этого кризиса? Нет, этого нет. У нас в прошлом году 110 процентов составил рост ВВП к 2007 году. Это к тому уже высокому уровню, который у нас был. Мы ведь давно превзошли уровень советсный маршрут. Есть, допустим, трасса газопровода ”Ямал-Европа“ . И под вторую трассу создана вся инфраструктура. Пожалуйста, клади трубу, качай газ. Кто мешает? Договариваться надо и качать. Надо интересы соблюдать и транзитных государств. Что касается Беларуси, мы абсолютно, надёжный в этом плане союзник любому поставщику . Любому. И транзит у нас дешевле.

”Die Presse“. Какие отношения с Россией более оптимальные? В какой форме? Что с проектом Союзного государства?

Лукашенко А.Г. Это наша цель. Если Россия готова двигаться по этому пути – ради Бога. Этот проект не похоронен. Мы знаем , как идти по этому пути. И у нас нет никаких в этом плане проблем, если Россия к этому готова.

”Die Presse“. У Вас ощущение, что влияние России на постсоветском пространстве вообще уходит, уменьшается?

Лукашенко А.Г. Уменьшается. Есть Китай, который сегодня имеет вторую экономику в мире, а завтра будет иметь первую . У них дефицит энергоресурсов. Где энергоресурсы? У соседних государств . Казахстан, Туркменистан, Азербайджан. И все они проложили уже туда трубу. Все поставляют Китаю, а в перспективе – в Индию, Пакистан, Афганистан. Всё это уже там задействовано. И это уход от российской зависимости в энергопоставках. И на европейском направлении в том числе.

”Die Presse“. Вы об этом (уменьшении влияния России) жалеете?

Лукашенко А.Г. Пусть жалеет Россия об этом� о плохого в том, что под 170 миллионов с лишним населения (на территории стран Таможенного союза), огромный потенциал и технологичная Европа объединятся? В этом плохого ничего не будет.

Так что для нас приоритет – это время. Мы никогда не откажемся от Таможенного союза, потому что нам крайне выгодно. Мы бы не отказались от зоны свободной торговли, если бы завтра нам её предложили. И мы могли бы воспользоваться ею.

”Die Presse“. Только что были ещё санкции, а сейчас уже ”Восточное партнёрство“ – довольно быстрые перемены происходят, довольно существенные процессы. Как по-вашему, что должно быть сделано с обеих сторон, Евросоюза и Беларуси, чтобы установить доверие, которое пока оставляет желать лучшего?

Лукашенко А.Г. Надо доверять друг другу – первое. Второе, не надо ставить дополнительных каких-то условий: мы с вами вот это, если вы вот это.�нги�ко А.Г. На 100 процентов. Скажу откровенно: не в сфере объективного лежат наши противоречия. Это исключительно, как многие в России сегодня уже говорят, субъективный вопрос. И он связан с политикой и позицией российского руководства. Вот в чём субъективизм.

”Die Presse“. История с кредитом, молочный скандал... Насколько отношения испорчены? На долгий срок? Или можно их восстановить?

Лукашенко А.Г. У нас уровень отношений нормальный. Ну, были эти ”молочные“ войны. Сейчас этого нет. Мы быстро это исправили. Потому что у нас хорошие рычаги и хорошие каналы сотрудничества. Отойди в сторонку – и жизнь сама всё поправит. Поэтому у нас нет чего-то трагического в наших отношениях. Абсолютно нет. Мы можем в течение одного месяца, ну , до конца этого года решить все проблемы . И даже те проблемы, которые мы не решали, но они для нас стратегические.

”Die Presse“. Вы думаете на данный момент, что отношения с Россией лучше, чем с Евросоюзом, но ведь и там нелегко?

Лукашенко А.Г. Знаете, и там нелегко, и там. Но с Россией мы ведь прошли определённый путь. И потом, у нас ведь база отношений очень приличная. В экономике у нас очень серьёзная кооперация. Почти 10 ми� Это замедляет наше движение вперёд. Надо искать точки соприкосновения, вырабатывая повестку дня отношений. А повестка дня выработана уже жизнью. Наркотрафик, торговля людьми, единые транспортные, энергет�ок. Может они где-то и правы. У них есть определённые интересы – как у одной, так и у другой стороны. Но при этом надо иметь в виду, что в Беларуси , на этой территории, прежде всего интересы белорусов жизненно важны и их надо блюсти.

В такой же ситуации, примерно, и Австрия находится. Мы равновеликие, примерно, государства по населению. Беларусь чуть больше по территории, но всё равно мы соизмеримы. И вам проще понять меня и позицию Беларуси. Подобная ситуация.

”Die Presse“. К этому ещё вопрос. Вы сами говорили: ”Вот с Россией возникают трения, разногласия. И всё чаще, по крайней мере, в последнее время немало. И с Европой тоже процесс очень такой непростой, сложный“. Вы сами хотите выстраивать многовекторные отношения. Насколько это удаётся и удастся в будущем? И на какое время это удастся? Поскольку понятно, что и Россия, и Европа – достаточно сложные отношения у них, поэтому всегда кто-то хочет тянуть к себе. Насколько удастся сохранить многовекторность? Или придётся рано или поздно делать какой-то выбор?

Лукашенко А.Г. Вы знаете, много ли это времени займёт, мало ли, тяжёлый ли, лёгкий ли это будет процесс, но мы обречены жить в таком процессе. Я часто говорю отк�и и так далее – я уже говорил об этом.

”Die Presse“. Допустим, Украина видит это (”Восточное партнерство“) как первый шаг, а потом будут переговоры про членство в ЕС. В том числе стоит вопрос о зоне свободной торговли, да и у вас тоже стоит этот вопрос. Как раз вот об этом. Это для вас имеет приоритет перед Таможенным союзом с Россией? Ведь если сначала Таможенный союз с Россией, тогда вы зависите от их согласия (России и Казахстана) на то, чтобы вступить в зону свободной торговли. Что для вас приоритет?

Лукашенко А.Г. Для нас приоритет то, что раньше мы сможем реализовать. Если Таможенный союз с 2010 года реально начнёт действовать, это и будет нашим приоритетом. Наша экономика открытая, поэтому нам ждать нечего. Будет зона свободной торговли у Беларуси, Украины с Европейским союзом или нет, мы ещё этого не знаем. Это пока разговоры. Было бы здорово, бѻлионов человек на предприятиях работают в России, которые поставляют нам комплектующие. То есть мы им где-то даём работу. А здесь у нас финишное, высокотехнологичное производство. Этого у нас нет с Европейским союзом. Поэтому мы очень далеко продвинулись с Россией по всем направлениям. Я уже не говорю о том, что мы один народ!

”Die Presse“. Россия строит трубопровод в обход многих стран, в том числе Украины и Беларуси. Но вы важная транзитная страна. И доказали надёжность транзита через свою территорию в то время, когда с Украиной проблема стоит довольно серьёзная . Но сейчас БТС вот, по идее, строится...

Лукашенко А.Г. Так по идее или строится?

”Die Presse“. Другой вопрос. По крайней мере, довольно сильно афишируется.

Лукашенко А.Г. Пока не строится.

”Die Presse“. Но серьёзные намерения, если мы правильно оцениваем. Что это для Вас означает ? Потому что это же существенные потери на транзите – по оценке аналитиков читал 600-700 миллионов долларов.

Лукашенко А.Г. Пока 200 миллионов. Ну, допустим, 600-700. В ВВП, по паритету покупательской способности – под 100 миллиардов белорусских рублей ВВП. Ну что такое эти 600 миллионов даже, как Вы говорите, а я говорю, что пока 200, которые мы потеряем? Кстати, потеряем прежде всего не мы – потеряете вы. Вы будете платить больше, потому что это большой крюк доставки. Это на тонне нефти, например, до 5-10 долларов потери – так эксперты оценивают. Платите, если вас это устраивает. Это, во-первых.

Во-вторых. Давайте мы подождём по поводу всех этих обходов, переходов. И просмотрим, как это ещё будет функционировать, особенно на Балтике.

”Die Presse“. Вы думаете, там сильно под вопросом всё?

Лукашенко А.Г. Под большим вопросом. Зачем идти не по прямому пути, а лезть в гору, тратя большие деньги и при этом рискуя? Вы знаете, что такое Балтийское море. И знаете, что там , в этом Балтийском море. И может быть с этим газопроводом и с БТС, с этими паромами. Перегружена ведь Балтика. И согласятся ли ещё государства, которые являются балтийскими? Ну, превратится в грязную лужу Балтика. Представьте, миллионы тонн нефти будут перевозиться по Балтике дополнительно. Это надо? Даже нам с Австрией не надо это, хотя мы не прибрежные государства.

А есть нормальн�ло бы очень хорошо. И если мы вступим в Таможенный союз, мы и в ВТО (если мы создадим Таможенный союз с казахами и россиянами, нам это будет выгодно, если получится) будем вместе двигаться.
И, естественно, это будет очень выгодно, если мы образуем зону свободной торговли с Европейским союзом. Это будет просто здорово. Ну чт��бы мы после начала кризиса это сделали, когда фондовый рынок упал, это было бы в два раза дешевле.

То есть мы же не сдерживали эти процессы. Так и не сдерживаем другие процессы. Но главное, чтобы мы договорились, чтобы это было в интересах нашего государства и народа. Если это не в интересах государства и народа, мы на приватизацию не пойдём. Должно ведь в итоге быть лучше, чем сейчас. В бюджет должно больше средств поступить, на улицу люди не должны выбрасываться, они должны иметь гарантии.

Бизнес должен быть ответственным за социальные проекты. Мы всегда ставим ряд условий. Их примерно 20-25. И тот, кто готов соблюдать эти условия (а они не нами выдуманы, эти условия, это и в Австрии есть, и в Германии) и платит нормальную цену – милости просим, приходите.

”Die Presse“. Мировой валютный фонд увеличил кредит – 3,5 миллиарда в общей сложности получается. В Москве такой шум вокруг этого поднялся: Запад покупает Беларусь! Прямо такие заголовки в газетах. Как Вы к этому относитесь?

Лукашенко А.Г. Беларусь не продаётся. На то я и Президент. И тот, кто меня знает, он просто посмеётся над подобной информацией, которая выходит в Москве. Наверное, их это очень волнует. Я вам уже говорил, что Россия не знает, что здесь происходит. Их это не интересует. Они занимаются своими проблемами. Вот где-то что-то услышали и сразу: ”Ага, Международный валютный фонд дал кредит Беларуси...“ Ну так и спасибо МВФ. Он, кстати, предложил кредит на более выгодных условиях, чем Россия. Так что, мы от этого отказаться должны?

В России этого не ожидали. Думали, что если они не дадут, то никто нам не поможет, и мы тут рухнем, обвалимся. Знаете, даже если бы никто и не дал этих кредитов, не обвалилась бы наша экономика, выжили бы, не из такой ситуации выходили. Но, если нам помогают люди, почему мы от этого должны отказываться? И почему вдруг в России это так, как Вы говорите, воспринимается? Ну почему? Мне это не понятно. Ведь они же пользовались кредитами МВФ. И сейчас заявки подают. На будущий год дефицит, говорят, бюджета будет большой. Они не прочь бы и позаимствовать где-то денежные средства. Почему нам это запрещено?

Тем более, когда Россия, пообещав 2 млрд долларов кредита, своё обещание не выполнила.

Я буду долго помнить как Президент, вот э�еские проблемы и так далее, и так далее. Огромное количество вопросов. Они важны для Европы? Важны. Для нас они важны? Важны. Давайте садиться за стол переговоров и вести диалог. И если в процессе этого возникнут какие-то политические, дипломатические вопросы и прочие, их будем решать параллельно.

Но надо видеть главное в наших отношениях. А главное – это не ставить условия вроде: ”Вы там демократизируйте страну“. Расскажите, как демократизировать? Где тот стандарт? Может в Австрии, может в Германии, ещё где-то? Где тот стандарт, по которому мы должны демократизироваться в Беларуси? Для каждой страны свой стандарт. И мы настолько, в вашем понимании, будем демократизироваться, насколько это в интересах нашего народа. Это во-первых.

А во-вторых, я не вижу большой разницы между демократией в Беларуси и Европе. Вот Вы не первый раз здесь. Вы что, почувствовали, что здесь все ходят и дрожат от страха, как это иногда подаётся в западных СМИ? Да у нас люди живут спокойнее, чем в иной европейской стране.

”Die Presse“. Но Вы согласны, что если два человека сходятся, они о чём-то договариваются. Должны найти какой-то компромисс…

Лукашенко А.Г. Абсолютно. Это аксиома.

”Die Presse“. Поэтому и вопрос. Как Вы сами говорили, есть требования со стороны Европы. Они совсем беспочвенны или всё -таки нет, и это стоит на повестке дня?

Сейчас кризис такой, что вовсе не до давления. Лишь бы работали хоть как-то и реализовали свою продукцию.

”Die Presse“. Кризис вас заставляет ускорить процесс приватизации или пересмотреть программу приватизации?

Лукашенко А.Г. Нет. Это не имеет никакого отношения к кризису. Мы акционировали свои предприятия, практически все, ещё до кризиса. Акционированы предприятия . Вот акции. Хотите купить – приходите , покупайте, если договоримся. Поэтому Вы не думайте, что мы в связи с кризисом готовы кому-то там – европейцам, американцам, россиянам – отдать всё, что попросят. Нет. Так , как мы жёстко относились к вопросам приватизации, так мы и относимся. Но если порядочный инвестор приходит… Допустим, у нас были телекоммуникационные компании ”Бест“, Velcom . Очень чувствительная сфера, очень доходная, прибыльная. Нам предложили хорошие условия. Мы приняли решение о продаже этих компаний и выиграли. Есл�ту помощь Международного валютного фонда, Запада, помощь нашему государству. И буду убеждать свой народ, чтобы они это оценили по достоинству.

”Die Presse“. И долго помнить, что Россия так себя вела с предоставлением кредита?

Лукашенко А.Г. Это не забывается. Тем более, знаете, надо быть обязательным. Не можешь – скажи: ”Не могу в силу таких-то причин“. Можешь (знаю, что могут), договорились – надо свято исполнять свои обещания.

”Die Presse“. Кризис все страны заставляет задуматься: что было в последние годы, как строилась экономика? Допустим, Германия, они думают: ”Вот мы так сильно зависим от экспорта, это сильно бьёт по нам“. Австрия думает: ”Мы пошли в восточные страны так мощно с банками, что действительно поставило под угрозу нашу экономику или, может быть, опасность преувеличена?“. Россия, к примеру, зависит от продаж энергоносителей. Какой момент в Беларуси, внутренний фактор, добавляется к этим внешним влияниям ? Как сейчас кризис сказывается на экономике? Есть ли внутренняя предрасположенность к возникновению кризиса?

Лукашенко А.Г. Внутренняя подоплёка этого кризиса? Нет, этого нет. У нас в прошлом году 110 процентов составил рост ВВП к 2007 году. Это к тому уже высокому уровню, который у нас был. Мы ведь давно превзошли уровень советских времён. А он у нас высокий был. И если бы не вот эти внешние факторы, наша экономика развивалась бы динамично и стабильно, несмотря даже на сильный рост цен на энергоресурсы. Мы выдерживали это. Потому что модернизировали экономику, потому что занимались этими процессами.

Но кризисные явления в Беларуси имеют исключительно внешнюю причину. Исключительно. Я не могу назвать ни одной внутренней причины. Мы зависимы, как Германия и как Австрия, от экспорта, наша экономика экспортоориентированная, мы почти 75 процентов продаём того, что производим. И коль спрос упал на международных рынках , там, где мы работали, естественно, нам стало очень трудно и сложно. Если бы сегодня кризис закончился, мы бы первыми вышли из него.

”Die Presse“. Вы говорили в своих выступлениях, что союзы должны строиться на равноправных началах и на единстве целей. Вы это сами обозначили. Что Вы имеете в виду ?

Лукашенко А.Г. Это классическая формула. Если бы Вы со мной строили союз, мы бы, конечно, определяли цели и договаривались о равноправии. Это классика. Никаких союзов не может быть построено, если нет целей, если нет равноправия.

”Die Presse“. Эти предпосылки для Союзного государства с Россией ещё есть?

Лукашенко А.Г. На 100 процентов. Скажу откровенно: не в сфере объективного лежат наши противоречия. Это исключительно, как многие в России сегодня уже говорят, субъективный вопрос. И он связан с политикой и позицией российского руководства. Вот в чём субъективизм.

”Die Presse“. История с кредитом, молочный скандал... Насколько отношения испорчены? На долгий срок? Или можно их восстановить?

Лукашенко А.Г. У нас уровень отношений нормальный. Ну, были эти ”молочные“ войны. Сейчас этого нет. Мы быстро это исправили. Потому что у нас хорошие рычаги и хорошие каналы сотрудничества. Отойди в сторонку – и жизнь сама всё поправит. Поэтому у нас нет чего-то трагического в наших отношениях. Абсолютно нет. Мы можем в течение одного месяца, ну , до конца этого года решить все проблемы . И даже те проблемы, которые мы не решали, но они для нас стратегические.

”Die Presse“. Вы думаете на данный момент, что отношения с Россией лучше, чем с Евросоюзом, но ведь и там нелегко?

Лукашенко А.Г. Знаете, и там нелегко, и там. Но с Россией мы ведь прошли определённый путь. И потом, у нас ведь база отношений очень приличная. В экономике у нас очень серьёзная кооперация. Почти 10 миллионов человек на предприятиях работают в России, которые поставляют нам комплектующие. То есть мы им где-то даём работу. А здесь у нас финишное, высокотехнологичное пр�сли вы считаете, что это должно быть условием, хорошо, пусть будет так. В связи с этим: ”Пожалуйста, освободите...“ Я на это имею право по Конституции.

Для того, чтобы как-то продвинуться в этом направлении, чтобы это не было каким-то препятствием и завалом в череде других, амнистируя людей, мы амнистировали и их. Это способствовало продвижению отношений. Но это не потому, что мы где-то ошиблись. Это, повторюсь, у нас не политические заключённые, которых по требованию Европы мы освободили. Нет. Хотела Европа этого? Это для нас в каком-то моральном отношении немножко чувствительно, а так это ни ка кого значения практически не имело. И мы понимали, что если это улучшит наши отношения с Европой, – на это надо идти. Поэтому я на это и пошёл. Исходя из прагматизма. Вот и всё. А это обычные люди, которые совершили уголовные преступления. У нас это доказано. У нас есть аудио -, видеосъёмки всего этого, и это публично происходило на улицах Минска.

”Die Presse“. Сейчас вы получили кредит от Международного валютного фонда. И тут же это связывается с какими-то условиями, в том числе ослаблением давления на бизнес, с необходимостью создать Агентство по приватизации и так далее. Движение в сторону открытия экономики или либерализации экономики. Как Вы к этому относитесь?

Лукашенко А.Г. Нормально отношусь. Всё это было в Беларуси. Да, может быть, европейцы хотят, чтобы у нас был процесс приватизац� не получал в тюрьме. Как тут понять: с одной стороны Вы много делаете сигналов, например, к сближению с Европой, но потом появляется вот такое? Сложно разбираться...

Лукашенко А.Г. А почему Вы слушаете то, что сказал Зельцер? Почему Вы в это верите?.. Вы говорите, не корреспондируется это с тем, что мы делаем. Нарушил он наш закон? Нарушил. Он признал это. Он получил определённый срок по определённой статье. Он сравнивает КГБ с гестапо? Из гестапо никто не выходил. А он вышел здоровым и менее зависимым от наркоты. Он ведь употреблял наркотические средства. Но это мотивировал тем, что у него слабое здоровье.

Мы разрешили ему употреблять то, что он употреблял, то, что ему врачи его привезут, которых он попросит. Мы любого западного дипломата, особенно американцев, беспрепятственно к нему до�отом выкатывать властям.

”Die Presse“. В прошлом году Вы тоже выпустили несколько заключенных, и это очень улучшило отношения с Евросоюзом…

Лукашенко А.Г. Я скажу Вам откровенно, что это было и почему. Это были обычные уголовники. То есть люди, совершившие уголовные правонарушения, ответственность за которые прописана в Уголовном кодексе в опре�и, как в России . Знаете, всё сра�ноговекторную политику, строя свои добрые отношения с Европейским союзом и с Российской Федерацией.

Да, Вы правы, когда говорите о том, что мы попадаем, как в жернова, между ними. Это действительно так. Судьба наша такая. И там сосед, и здесь сосед. И мы вынуждены с ними поддерживать нормальные отношения. Бывает, действительно страна попадает как бы ”на разрыв“. Ну так, на то и руководство в стране, которое обязано как-то балансировать ситуацию и эти отношения. Поэтому мы не видим другого пути, как пытаться удержаться здесь и выполнить роль связующего звена между Европой и Россией.

”Die Presse“. Европа вас включила в ”Восточное партнёрство“. Что Вы с этим связываете, какой эффект Вы от этого ожидаете?

Лукашенко А.Г. Я только что сказал о главном: мы не дружим тут против кого-то. Вот некоторые критикуют: ”Лукашенко развернулся на Запад“. Нет. Если на Востоке у нас выстроены отношения, они понятны, то на европейском направлении , исходя из многовекторности нашей политики , у нас не всё было в порядке. И не мы тому виной.

В последнее время Европейский союз протягивает нам руку, предлагает нам сотрудничество . Почему мы должны отказываться ? Один из факторов – это ”Восточное партнёрство“. Давайте не будем торопиться, ещё не известно, к чему приведёт это сотрудничество. Это все понимают. Но если кто-то думает, что мы хотим там получить какие-то от этого дивиденды, деньги получить, – это глупости. Нам не деньги нужны, нам надо открытое и равноправное сотрудничество. Чтобы наши товары не блокировались по пути в Европейский союз. Мы готовы адекватно отвечать. И даже больше того. Кредиты, технолочему вдруг в России это так, как Вы говорите, воспринимается? Ну почему? Мне это не понятно. Ведь они же пользовались кредитами МВФ. И сейчас заявки подают. На будущий год дефицит, говорят, бюджета будет большой. Они не прочь бы и позаимствовать где-то денежные средства. Почему нам это запрещено?

Тем более, когда Россия, пообещав 2 млрд долларов кредита, своё обещание не выполнила.

Я буду долго помнить как Президент, вот эту помощь Международного валютного фонда, Запада, помощь нашему государству. И буду убеждать свой народ, чтобы они это оценили по достоинству.

”Die Presse“. И долго помнить, что Россия так себя вела с предоставлением кредита?

Лукашенко А.Г. Это не забывается. Тем более, знаете, надо быть обязательным. Не можешь – скажи: ”Не могу в силу таких-то причин“. Можешь (знаю, что могут), договорились – надо свято исполнять свои обещания.

”Die Presse“. Кризис все страны заставляет задуматься: что было в последние годы, как строилась экономика? Допустим, Германия, они думают: ”Вот мы так сильно зависим от экспорта, это сильно бьёт по нам“. Австрия думает: ”Мы пошли в восточные страны так мощно с банками, что действительно поставило под угрозу нашу экономику или, может быть, опасность преувеличена?“. Россия, к примеру, зависит от продаж энергоносителей. Какой момент в Беларуси, внутренний фактор, добавляется к этим внешним влияниям ? Как сейчас кризис сказывается на экономике? Есть ли внутренняя предрасположенность к возникновению кризиса?

Лукашенко А.Г. Внутренняя подоплёка этого кризиса? Нет, этого нет. У нас в прошлом году 110 процентов составил рост ВВП к 2007 году. Это к тому уже высокому уровню, который у нас был. Мы ведь давно превзошли уровень советских времён. А он у нас высокий был. И если бы не вот эти внешние факторы, наша экономика развивалась бы динамично и стабильно, несмотря даже на сильный рост цен на энергоресурсы. Мы выдерживали это. Потому что модернизировали экономику, потому что занимались этими процессами.

Но кризисные явления в Беларуси имеют исключительно внешнюю причину. Исключительно. Я не могу назвать ни одной внутренней причины. Мы зависимы, как Германия и как Австрия, от экспорта, наша экономика экспортоориентированная, мы почти 75 процентов продаём того, что производим. И коль спрос упал на международных рынках , там, где мы работали, естественно, нам стало очень трудно и сложно. Если бы сегодня кризис закончился, мы бы первыми вышли из него.

”Die Presse“. Вы говорили в своих выступлениях, что союзы должны строиться на равноправных началах и на единстве целей. Вы это сами обозначили. Что Вы имеете в виду ?

Лукашенко А.Г. Это классическая формула. Если бы Вы со мной строили союз, мы бы, конечно, определяли цели и договаривались о равноправии. Это классика. Никаких союзов не может быть построено, если нет целей, если нет равноправия.

”Die Presse“. Эти предпосылки для Союзного государства с Россией ещё есть?

Лукашенко А.Г. На 100 процентов. Скажу откровенно: не в сфере объективного лежат наши противоречия. Это исключительно, как многие в России сегодня уже говорят, субъективный вопрос. И он связан с политикой и позицией российского руководства. Вот в чём субъективизм.

”Die Presse“. История с кредитом, молочный скандал... Насколько отношения испорчены? На долгий срок? Или можно их восстановить?

Лукашенко А.Г. У нас уровень отношений нормальный. Ну, были эти ”молочные“ войны. Сейчас этого нет. Мы быстро это исправили. Потому что у нас хорошие рычаги и хорошие каналы сотрудничества. Отойди в сторонку – и жизнь сама всё поправит. Поэтому у нас нет чего-то трагического в наших отношениях. Абсолютно нет. Мы можем в течение одного месяца, ну , до конца этого года решить все проблемы . И даже те проблемы, которые мы не решали, но они для нас стратегические.

”Die Presse“. Вы думаете на данный момент, что отношения с Россией лучше, чем с Евросоюзом, но ведь и там нелегко?

Лукашенко А.Г. Знаете, и там нелегко, и там. Но с Россией мы ведь прошли определённый путь. И потом, у нас ведь база отношений очень приличная. В экономике у нас очень серьёзная кооперация. Почти 10 миллионов человек на предприятиях работают в России, которые поставляют нам комплектующие. То есть мы им где-то даём работу. А здесь у нас финишное, высокотехнологичное производство. Этого у нас нет с Европейским союзом. Поэтому мы очень далеко продвинулись с Россией по всем направлениям. Я уже не говорю о том, что мы один народ!

”Die Presse“. Россия строит трубопровод в обход многих стран, в том числе Украины и Беларуси. Но вы важная транзитная страна. И доказали надёжность транзита через свою территорию в то время, когда с Украиной проблема стоит довольно серьёзная . Но сейчас БТС вот, по идее, строится...

Лукашенко А.Г. Так по идее или строится?

”Die Presse“. Другой вопрос. По крайней мере, довольно сильно афишируется.

Лукашенко А.Г. Пока не строится.

”Die Presse“. Но серьёзные намерения, если мы правильно оцениваем. Что это для Вас означает ? Потому что это же существенные потери на транзите – по оценке аналитиков читал 600-700 миллионов долларов.

Лукашенко А.Г. Пока 200 миллионов. Ну, допустим, 600-700. В ВВП, по паритету покупательской способности – под 100 миллиардов белорусских рублей ВВП. Ну что такое эти 600 миллионов даже, как Вы говорите, а я говорю, что пока 200, которые мы потеряем? Кстати, потеряем прежде всего не мы – потеряете вы. Вы будете платить больше, потому что это большой крюк доставки. Это на тонне нефти, например, до 5-10 долларов потери – так эксперты оценивают. Платите, если вас это устраивает. Это, во-первых.

Во-вторых. Давайте мы подождём по поводу всех этих обходов, переходов. И просмотрим, как это ещё будет функционировать, особенно на Балтике.

”Die Presse“. Вы думаете, там сильно под вопросом всё?

Лукашенко А.Г. Под большим вопросом. Зачем идти не по прямому пути, а лезть в гору, тратя большие деньги и при этом рискуя? Вы знаете, что такое Балтийское море. И знаете, что там , в этом Балтийском море. И может быть с этим газопроводом и с БТС, с этими паромами. Перегружена ведь Балтика. И согласятся ли ещё государства, которые являются балтийскими? Ну, превратится в грязную лужу Балтика. Представьте, миллионы тонн нефти будут перевозиться по Балтике дополнительно. Это надо? Даже нам с Австрией не надо это, хотя мы не прибрежные государства.

А есть нормальный маршрут. Есть, допустим, трасса газопровода ”Ямал-Европа“ . И под вторую трассу создана вся инфраструктура. Пожалуйста, клади трубу, качай газ. Кто мешает? Договариваться надо и качать. Надо интересы соблюдать и транзитных государств. Что касается Беларуси, мы абсолютно, надёжный в этом плане союзник любому поставщику . Любому. И транзит у нас дешевле.

”Die Presse“. Какие отношения с Россией более оптимальные? В какой форме? Что с проектом Союзного государства?

Лукашенко А.Г. Это наша цель. Если Россия �ого-то предприятия или предприятие целиком . Приходите, будем вести переговоры.

”Die Presse“. Какие условия Международного валютного фонда Вы считаете разумными, чтобы их выполнить?

Лукашенко А.Г. Все условия разумные. И почему мы быстро договорились? Потому что у нас этот процесс уже идёт. И если МВФ хотел бы, чтобы мы органы, которые занимаются приватизацией (а такие же есть, может , они несколько разрознены были) объединили в агентство – никаких проблем. Может , это даже и лучше, что будет определённый центр, куда будет стекаться вся информация . И этот центр будет вам подсказывать: какие предприятия к приватизации, их цена, какие переговоры, какие условия приватизации. Что тут плохого? Мы соберём это в единый центр. Ну что тут такого особенного от нас потребовал МВФ?

Давление на бизнес, Вы говорите. В любой стране есть определённые требования к бизнесу, но у нас они не чрезмерны и не больше, чем у вас в Австрии или в Германии. Абсолютно не больше. Это неверно подавалось в средствах массовой информации. Поэтому, если нам говорят, что надо ослабить давление на бизнес, я отвечу: ”Да Господь с вами, куда больше?“ пускали. Беспрепятственно! Не было никаких вопросов. Он там пишет о том, что у Патаркацишвили огромные в Беларуси активы. Их нет, этих активов. Он (Зельцер) врёт на каждом шагу. У него здесь были иные цели, его сюда никто не звал. Поэтому все его слова – враньё, сплошное враньё. Никто его здесь не бил. Он сразу всё рассказал: чего приехал и что он хотел. Пошёл в суд, получил срок и всё время просил, чтобы его освободили.

”Die Presse“. Но остаётся то, что Райс сказала, назвав Вас диктатором... Нас читатели спрашивают: ”Кто такой Александр Григорьевич Лукашенко?“

Лукашенко А.Г. Вот Вы сейчас с ”диктатором“ разговариваете. Я думаю, для Вас неплохо – Вы ведь с диктаторами никогда не общались. А сегодня пообщались с ”диктатором“. Вот и напишите, какой он, ”диктатор“ в Беларуси.

Вы ведь разумный человек. У вас газета, кстати, рассчитана на людей не только с высоким доходом, но и с образованием . Люди с мозгами ее читают. Скажите, возможна диктатура в Австрии?

”Die Presse“. Было возможно это, к сожалению, 70 лет назад.

Лукашенко А.Г. Я про нынешнее время.

”Die Presse“. Я на данный момент это исключаю, потому что, мне кажется, выработан механизм, который это исключает.

Лукашенко А.Г. Правильно. С одной стороны, механизм . С другой стороны, если бы у нас была диктатура, о которой вы или американцы говорите, нас давно бы раздавили. У нас нет ядерного оружия, энергоносителей и так далее. Мы же зависимы от мира по всем статьям. Мы не можем здесь проводить ту политику, которая сегодня мировым сообществом не воспринимается, в том числе и Австрией.

Диктаторы себя так, как я, не ведут. Но надо было бирку на Президента Беларуси повесить, потому что Лукашенко не американский, не проамериканский.

Но возьмите более серьёзные вещи . Взяли и разбомбили Ирак. Под каким предлогом? Что там диктатор, который создаёт ядерное оружие. Диктатора нет. А ядерное оружие где? Тоже нет. Странно как-то получается… Бирку вешают и начинают под это трепать человека, страну.

Так что никакой диктатуры здесь нет. То, что у Президента сосредоточена определённая власть, и немалая, – это правда. Ну, так ведь Россию не критикуете. Казахстан не критикуете. Разве что очень слабо, как комариный писк. У нас диктатуры быть не может, потому что нас немедленно задавят, немедленно!

”Die Presse“. Демократия, по идее, предполагает, что власть меняется. Вы узаконили через референдум, что у Вас третий президентский срок. И если я правильно читал, Вы сами говорили, что подготавливаете своего младшего сына в качестве преемника. Получается монархия в каком-то плане…

Лукашенко А.Г. У нас это невозможно. И если я говорил о своём малыше, то это была обычная шутка. Но журналисты это восприняли почему-то всерьёз.

”Die Presse“. Какой Вам видится Беларусь через 10 лет ?

Лукашенко А.Г. Процветающим государством, к которому никто не будет иметь никаких претензий, в том числе и Австрия.

”Die Presse“. А Президентом будет Александр Григорьевич Лукашенко ?

Лукашенко А.Г. Через 10 лет? Вряд ли, конечно. Я думаю, к этому времени вырастут новые люди, которые возьмут в руки страну и поведут её . Но запомните: в нашей стране кто будет Президентом, очередным, будет определять только белорусский народ.
Я помню, как меня избирали. Так тогда решил народ. И это святое право никто не имеет у него, у этого народа, отнять. И я это право у своего народа отнимать не намерен.

”Die Presse“ Спасибо.